Брату — художнику

Годы – ветры, потоком сознанье задев,
Дуют только вперёд и не ведают жалость 
И уносят все дальше тот мартовский день,
Когда творчество с юностью вместе прервалось.

В повторении вечном рассвет настаёт,
Год за годом луна в звездном небе всё виснет
Одинаково бог руки всем выдаёт
Но лишь избранным кроме того ещё кисти,

Не давая таланту ни часу, ни дня
Проявлять беззаботность и малую праздность                          
И при этом, быть может, чуть разум отняв,
Чтоб безумно красиво замешивать краски,

Чтобы жизни моменты так жадно хватать,
Чтобы с небом и лесом в единое слиться,               
Нанести их на холст, чтоб потом покидать
Этот мир рано очень, начав только бриться?

И цвета, и оттенки на плоскость кроша,
И врезая миг жизни в рисунок как в камень,
То не он рисовал – так спешила душа,
О себе что-то людям оставить на память.

Жизнь всегда хороша, пусть мягка, иль груба,
Лишь бы смысл в ней искать с разным типом ответа,
Но художника видно такая судьба —
Уходить в цвете лет средь природы расцвета,

По решенью ль кого-то, по чьей-то ль вине,
Иль ещё по каким-то причинам-наветам.
Он был братом моим, и всё кажется мне-
За двоих я стараюсь прожить в мире этом.

Ещё раз о себе


Мне говорят: Пиши попроще,
Форм, стилей не ищи иных,
Не выделяясь, между прочим,
Среди поэтов остальных,
Стараясь выдать необычно
То, что волнует так меня,
И рифм набор, для всех привычный,
Стремясь совсем не применять.
Но не могу. Почти всё время
Во мне — как алгоритм прошит:
Неважно, ямбом иль хореем —
Лишь от души бы и про жизнь.
И всё, что, вижу, слышу, может,
В стихах и песнях для того,
Чтоб показать, что мир, хоть сложен,
Но всё ж бывает и другой:
И полон очень ярких красок,
И нежных звуков, взглядов, слов,
Хоть знаю — многим и не сразу
Понятен ритм моих стихов.
Но это я. Воспринимайте-
Писал и буду так писать:
Порою чувства вынимая
И оставаясь в строчках сам…

Неповторимость

Обычен я: не беден, не король, 
Успехи есть, пусть даже небольшие, 
Но почему-то кажется порой, 
Что я живу чужой какой-то жизнью. 
И надо было где-то там вдали, 
Когда был юн и безрассуден, значит, 
Найти, пусть бурный, как весной разлив, 
Но путь, который мне лишь предназначен. 
Не подсказал никто, да и при этом 
Я вряд ли слушал бы других советы. 
Ведь мы из правил, что нам жизнь даёт, 
Используем одно: Мы сами правы. 
При этом очень поздно сознаём, 
Что наша цель была совсем не главной. 
Её кому другому бы отдать, 
А у него свою забрать взамен бы, 
Но в этом-то и кроется беда, 
Что жизнь и состоит вся из моментов – 
Тех, что проносятся с её же ритмом 
И делают её неповторимой…

Мне бы

Время мчится ветром шквальным,
Унося мгновения.
А года – песком сквозь пальцы,
Через дни рождения.
Поздравленья поступают,
В них всё имя с отчеством.
Процветания желают,
Ну а мне вот хочется
Покапризничать немножко,
Показать так вдруг язык,
Побеситься увлечённо,
Дернуть за косу девчонку,
Босиком промчаться в дождик,
Да по лужам напрямик,
Чтобы лишь сверкали пятки,
Поиграть с друзьями в прятки,
Помечтать о дальних странах,
Неизведанных краях,
Воротить свой нос жеманно
От тарелки с кашей манной.
Неужель такого права
Не имею больше я?
И подарков много очень
Я ведь вовсе не хочу,
Мне бы детства лишь кусочек
И меня в нём. Хоть чуть-чуть.

Неповторимость

Обычен я, не беден, не король,
Успехи есть, пусть даже небольшие,
Но почему то кажется порой,
Что я живу чужой какой-то жизнью,
Что надо было где-то там вдали,
Когда был юн и безрассуден, значит,
Найти пусть сложный, пусть тернист и длинн,
Но путь, который мне лишь предназначен.
Не подсказал никто, да и при этом
Я вряд ли слушал бы других советы.
Ведь мы из правил, что нам жизнь даёт,
Используем одно: Мы сам правы.
При этом только поздно сознаем,
Что наша цель была совсем не главной.
Её кому другому бы отдать,
А у него свою забрать взамен бы,
Но в этом- то как раз и вся беда,
Что жизнь и состоит вся из моментов,
Всегда несущихся с её же ритмом
И делающих жизнь неповторимой…

Ночь. Дождь. Мысли


Так живу – немного счастлив,

Чуть удачлив, не ворча.
Но сильнее и почаще
Стал стук сердца по ночам.
То ли хочет сделать выбор-
Как же правильнее жить,
То ли память хочет выбить
То, что грузом в ней лежит:
Наболевшее годами,
Набралось что до краёв,
Что щемит, гнетёт и давит,
И свободы не даёт,
Потому как вяжет словно
Нитью тех поступков, дел,
Совершенных мной, и слов тех,
Что сказать я не сумел.
И укором мне советы,
Те, что мной не принялись,
И те письма, что ответа
Моего не дождались.
И к хорошему причастен,
И проступков не тая,
Видно, я не полусчастлив-
Вечно Ждущий Что-то Я.

Подобрав к себе эпитет,
Засыпаю я в ночи,
А в окно дождливый Питер,
До утра ко мне стучит…
Ну а сердце изнутри 
Тот подхватывает ритм.

Зона досмотра

Жизнью своею пока не измотан,
Что-то всё надо и хочется мне.
Вновь регистрация, зона досмотра,
«Режущих, острых и взрывчатых нет?»

Нет у меня ни ножей, ни заточек,
И никогда не умел я взрывать
Можете щупать, светить — только, точно-
Даже намёков найдете едва ль.

Есть, правда то, что, наверно, не сможет
Выявить даже сильнейший прибор: 
Острые мысли порою тревожат,
И изнутри причиняют мне боль.

Колют занозы в душе от поступков,
Что совершил, хоть и против был них.
Сердце ещё своим тиканьем-стуком-
Словно взрывной часовой механизм.

Да и в крови есть, горит и не гаснет,
Как говорили, желаний огонь.
Где же все ваши контроль, безопасность?
Остановив, потушите его!

Но задержать меня, видимо, нечем-
Всё, мол, в порядке — на выход пора.
Недообыскан я, недопросвечен 
Чтоб улететь, вновь ступаю на трап.

Альтернатива


Я всё по-прежнему витаю

Среди не всем понятных чувств,
А так хотелось б стать брутальней,
Ну хоть немного, хоть чуть-чуть,

Суровей чтоб был вид наружный,
И безразличнее лицо,
Чтоб взгляд — всё время равнодушный,
А голос — чтобы с хрипотцой,

Всегда с насмешкой и сарказмом
Слова других воспринимать-
Тогда свои проблемы сразу
Мне удалось бы порешать,

Не тратя внутренние силы,
Чтоб что-то в мире изменить.
Но только мысль вдруг посетила:
«А как тогда в том мире жить?

Ведь сердце радостнее бьётся
От слов, идущих от души.
И что за жизнь без чувств, эмоций?-
Альтернатива, а не жизнь!»